» » Вызовы современного экстремизма

Вызовы современного экстремизма

2090 1
На вопросы по экстремистской ситуации во Франции ответили башкирские политологи - Вадим Витальевич Гайдук, доктор политических наук, кандидат юридических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии и истории Башкирского государственного университета, руководитель регионального отделения РОП в Башкортостане (справа на фото); Марат Хамитьянович Марданов, кандидат политических наук, директор Научно-исследовательского центра разработки устойчивой модели развития регионов федеративного государства при Башкирском государственном университете (слева на фото). При этом политологи оценили схожие риски в России.

Вызовы современного экстремизма


- Уважаемые эксперты, как известно, новогодние праздники в Европе были омрачены новым преступлением террористов, совершивших нападение на редакцию сатирического журнала «Шарли Эбдо» в Париже и несколько последующих терактов, в результате которых погибли люди. В ходе спецоперации по уничтожению преступников выяснилась их связь с международной экстремистской сетью «Аль-Каида» и так называемым Исламским государством Ирака и Леванта (ИГИЛ). Аналитики предупреждают о высоком уровне террористической угрозы в Европе. Американское Агентство национальной безопасности предупредило о подготовке новых диверсий. По данным немецкой газеты Bild am Sonntag, АНБ перехватило переговоры лидеров «Исламского государства», из которых стало известно, что ИГИЛ негласно объявило Западу масштабную террористическую войну, а Париж стал лишь первой целью. Учитывая, что регионы Российской Федерации неоднократно становились мишенью террористов, насколько велика опасность развязывания этой войны на территории нашей страны в целом, и в территориях, расположенных между Волгой и Уралом - в частности?


В.В. Гайдук: - Парадоксально, но в тоже время вдвойне трагично наблюдать за тем, что активизация международного терроризма совпадает со светлыми праздничными днями. В том году, например, террористический акт был совершён в предновогодний период в Волгограде. И даже не один. Помнится, как страна оплакивала убиенных. На этот раз «мишенью» террористов стал Париж (Франция). При том, что Франция – это одно из тех государств, в котором антитеррористическое законодательство очень сильно и прогрессивно развито и карается с максимальностью.

Безусловно, сегодня ни одно государство не может быть полноценно защищено от этой международной чумы. Даже, если отгородиться от других стран «железным занавесом».

Что мы, наверное, сегодня и наблюдаем. Только это «занавес» выстраивается с другой стороны - не мы хотим «засунуть голову в песок», а скорее Европа, которая всяческими силами старается дестабилизировать экономическую ситуацию в России введением против неё санкций. Но нас сегодня (пусть и звучит это даже несколько грубо) объединило общее горе, утрата. Возможно это некий сигнал. Возможно какие-нибудь даже «высшие силы», «небеса» противятся нашим раздорам с Европой и наказывают нас. И это в канун 70-летия нашей общей победы, победы над фашизмом. Но это всего лишь лирика.

За всеми этими чудовищными делами стоят люди (если их так можно назвать), деньги, действия и последствия. К сожалению, Российская Федерация, как и любая другая страна, не может гарантировать гражданам и жителям стопроцентной защиты от терроризма. Это может произойти где угодно. На остановке, в транспорте, в школе, мечети или церкви. Террористы не останавливаются не перед чем.

«ИГИЛ» – это новый инкубатор террористических угроз, территория смерти. Которая особенно в последнее время окрепла. А до неё мы боялись Аль-Каиды. Если вспомнить события, предшествующие формированию подобных организаций (мы никакого не хотим обвинить, а просто рассуждаем), то, по стечению обстоятельств, их активность закономерно совпадает с бурными внешнеполитическими амбициями США. «В борьбе с конкурентами, с несогласными, мы сами создаём «тени», с которыми придётся впоследствии бороться. Но это же только потом. Сейчас конкурент более реален, чем потенциальная угроза» – примерно подобная логика прослеживается в умах некоторых американских политиков постсоветского времени. Да, мы все помним события 11 сентября, но и они сыграли определённое значение в увеличении расходных бюджетных средств на военное дело и безопасность.

Что будет завтра? Я никогда не поверю, что вопросы трудовой, экономической миграции, мультикультурализма, в конце концов, могут способствовать и привести к теракту. Посмотрите вокруг, кто-то может сказать, что его окружение состоит из людей представленных одной этичностью, конфессией? Да, мы все чтим свои культуры, свои традиции, религии. Но извините, никто не приходит на работу (ну кроме людей психически нездоровых), которые являются туда, чтобы уничтожить своего коллегу другой национальности или религии. И не стоит думать, что мы исключение, - есть и люди, которые действительно так думают. Мы все люди 21 века – продукт общего исторического процесса, дети глобализации. И, если происходит теракт, то надо понимать причины. Как в стихотворении Маяковского: «Ведь, если звезды зажигают – значит - это кому-нибудь нужно?».

Если перейти, конкретно, к географии нашего государства, то террористический акт может быть совершён везде, в российской республике, крае области или городе федерального значения. Где проживает большинство мусульман, или где больше православных. Идеологической, и тем более религиозный привязки здесь искать не стоит. Скорее, какой-то чисто криминально-финансовый расчёт, где это провести удобнее, выгоднее, возможно дешевле или наоборот дороже, или где больше завербованных.

Республика Башкортостан – это полиэтнический и поликультурный регион, где подобные проблемы так остро никогда не стояли. Но можно ли при этом говорить, что до нас они не дойдут. Конечно нет.

М.Х. Марданов: - Россия, в которой проживают около 25 миллионов мусульман – не внешняя периферия исламского мира, а неотъемлемая его часть (во Франции, где самая большая исламская община в Европе - 5-6 млн. мусульман, или 8% всего населения). Только в Республике Башкортостан проживает 2 млн. мусульман (50% всего населения). При этом в Урало-Поволжье, сложилась особая – российская модель ислама, которая всегда отличалась умеренностью, отсутствием фанатизма и конфликтного отношения к другим исповеданиям. В её основе заложены идеи отказа от религиозной нетерпимости, мирного сосуществования ислама и других традиционных конфессий в рамках единого государства.

И, несмотря на общую этнополитическую стабильность в регионе, у нас есть некоторые опасения по поводу радикализации исламских структур в России.

Мы живём в сложную эпоху. Международная обстановка и социально-экономические проблемы становится «питательной средой» для распространения радикальных идеологий, сеющих вражду и ненависть. С сожалением приходится констатировать, что в разных регионах страны, в том числе в Башкирии, наблюдается проникновение в исламскую сферу экстремистских и террористических идей, ставящих цели дестабилизации внутриполитической ситуации в мусульманских регионах России, формирование очагов сепаратизма и экстремизма.

Один из недавних трагичных примеров – покушение на духовных лидеров Татарстана, гибель нашего земляка – выдающегося религиозного деятеля Валиуллы хазрата Якупова.

По данным правоохранительных органов Башкирии, в июле 2013 года за терроризм к реальным срокам лишения свободы осуждены члены «баймакского» джамаата, с 2004 года ежегодно увеличивается количество привлеченных к уголовной ответственности членов международных террористических организаций «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», «Ислкамский джамаат». А в декабре 2014 года в Уфе привлечены к уголовной ответственности 5 членов банды «Имарат Кавказ».

Эти результаты показывают эффективность работы спецслужб, вместе с тем, явно недостаточна профилактическая работа профильных ведомств в сфере государственно-конфессиональных отношений, молодежной политики, особенно на местах, в муниципальных образованиях. Практически не вовлечены в эту работу общественные организации. Несмотря на неоднократные обращения силовиков, до сих пор нет решения по сети Интернет (открытое вещание боевиков в сети, вербовка наемников, демонстрация способов изготовления взрывных устройств и т.д.).

- Марши солидарности в европейских городах соседствуют с акциями протеста против всевозрастающей волны миграции из стран Ближнего Востока. По сути, Запад пожинает плоды, посеянные им же во второй половине XX века, когда вследствие миграционных потоков из арабских стран в Европе возникло постоянное исламское население. Прибавим к этому ликвидацию Западом так называемого ближневосточного пояса безопасности, который состоял из государственных режимов, подавлявших у себя любое проявление радикалов. Каддафи в Ливии хоть и жестко, но все же пресекал выступления экстремистов. То же самое делал Мубарак в Египте, Бен Али в Тунисе, Башар Асад в Сирии. Режимы стран, входивших в «пояс безопасности», часто называли авторитарными, но именно им удавалось отслеживать радикалов еще на стадии вербовки. Уничтожив авторитарные режимы Ближнего Востока, Запад лишил этого «пояса безопасности» весь демократический мир. Есть ли выход из создавшейся ситуации, какую позицию следует занять Российской Федерации, какие шаги предпринять национальному лидеру нашей страны - Президенту Владимиру Путину?


В.В. Гайдук: - Политика США и некоторых стран Западной Европы, поддерживающих североатлантический альянс, действительно, имеет непосредственное отношение к радикализации этнических и религиозных течений на Ближнем Востоке. Уничтожая некое «зло», они создавали, ведая это или не ведая, «сверх-зло». А что ими двигало? Элементарное желание быть на пьедестале мирового Олимпа, и не допускать туда никого.

Примерно тоже уже происходило. Вспомним войну в Афганистане, вывод Советских войск. Именно тогда и произошла институционализация организации «Аль-Каида». Вооружая талибов и моджахедов в борьбе с СССР, США и Запад тогда и получили террористическую организацию. ИГИЛ – это уже некий «подражатель» первого звена. В первом случаи США боролись с Советским Союзом, и им было всё равно на последствия. Сейчас всё происходит ровным счётом также.

Только цель немного изменилась хотя бы по форме. США интересовали Ближней Восток, влияние на нём. И, вооружая оппозицию для свержения прежних режимов, мы получили новый продукт западной активности. Который со временем может выйти и из под контроля. Но это США уже не волнует. Не волнует, что мир благодаря их лёгкой руки вгоняется в бесконечную борьбу с самим собой.

И сегодня ИГИЛ уже ударил по Франции, которая выполняя установку североатлантического альянса, ужесточает санкции против нас. Их предают, а они до сих пор не понимают, к чему это всё приведёт. Или не хотят понимать. Или же так сильна идеология «золотого тельца».

Считаю, что со временем те, кто использует, как им кажется беспроигрышный козырь, нескончаемые деньги и обманывает народы, сами загонят себя в ловушку. Как говорится «не рой другому яму, сам туда попадёшь». Сколько ещё должно погибнуть людей, чтобы понять простые истины?

Президент России В.В. Путин сегодня ведёт, по моему убеждению, сильную и нужную внешнюю политику. Что будет дальше - покажет только время.

- Некоторые специалисты высказывают теорию, что ислам – это молодая религия, проходящая период стремительного взлета, который раньше пережили христианство и иудаизм. Отсюда следует, якобы, икать причины возникновения крайних течений в исламе. И будто бы, когда ислам пройдет эволюцию, данная волна закончится сама собой. Другие склонны видеть природу крайних течений в разобщенности исламского мира, отсутствии мировых лидеров, таких как главы христианской католической церкви - Папы Римского и Патриарха Московского и всея Руси у православных. Если взять Россию, то у нас насчитывается довольно много самостоятельных Духовных управлений мусульман. Неизбежно возникающими между ними разногласиями умело пользуются лидеры ваххабитских сект. Как в сложившейся ситуации можно добиться стабильности в исламском мире?


В.В. Гайдук: - Не стоит забывать, что Россия является светским государством. И модернизация религиозных основ российского общества, во-первых, находится вне юрисдикции государства (религия – сама по себе, и каждый может верить во что угодно), и во-вторых, даже если бы государство могло, то введение каких либо новых институтов или должностей религиозного управления, вряд ли приведёт к положительным результатам.

В итоге можно только нагородить новых проблем. Приведём простой пример. Вы просто представьте на минутку. Создадим, вопреки разуму (мы же сами говорим, что ислам – молодая религия) всем канонам и законам, мирового мусульманского лидера. Радикальные течения усилятся и в других конфессиях. Тогда придётся в Конституции РФ отменить и статью о многообразии и плюрализме идеологий, поскольку православные течения заговорят о том, что православие – это та самая общенациональная идея и идеология. Ну, раз одним разрешили, – давайте и другим. В этом случае начнётся по-настоящему Судный День какой-то.

В исламском мире добиться единения можно только путём развития его традиционных ценностей. Что хорошо? Почему это хорошо? Традиционализм и терпение – вот те самые ключи мира и согласия.

М.Х. Марданов: - Да, действительно, мусульманская умма России сегодня еще не имеет полного единства. Вместе с тем, за 25 лет пройден значительный путь от полного раскола до его преодоления. Сегодня остается фактически два крупных центра – в Москве (Союз муфтиев России) и в Уфе. Уфа сегодня - ведущий центр развития ислама в общероссийском масштабе.

При этом, хочу особо отметить дальновидность и мудрость императрицы Екатерины II, более 225 лет назад по указу которой Уфа стала официальным центром российского ислама. Именно созданное в далеком 1788 году Оренбургское магометанское духовное собрание, на протяжении всей своей истории проводило огромную работу по развитию мусульманской культуры, совершенствованию богословского образования. Среди важнейших достижений этой организации – интеграция этнических мусульман – башкир, татар, казахов и других народов – в российское политико-правовое пространство. Ее правопреемником является Центральное духовное управление мусульман России – централизованная религиозная организация, распространяющая свою юрисдикцию практически на всю территорию страны. Весома роль Верховного муфтия Талгата Таджуддина – признанного не только в исламском мире, но и в международной политике, как борца за мир и стабильность.

Полагаем, что складывающаяся ситуация в мусульманском мире послужит дальнейшим толчком к преодолению раскола в российской умме и завершится объединением под эгидой ЦДУМ России.

- На протяжении всей истории существования российского государства отношение светских властей к исламу было неоднозначным. Были периоды в отечественной истории, когда мусульман пытались насильственно христианизировать. В настоящее время ислам является такой же ведущей российской религией, как и православие. В соседнем Татарстане и в Башкирии мы наблюдаем активный процесс строительства мечетей, учреждаются исламские университеты, мусульманские праздники стали такими значимыми для части населения, как и праздники православные. Однако не все эти новшества встречают повсеместное одобрение общественности. Так, предполагаемое возведение исламского делового и досугового центра в Уфе «Муслим-сити» было оценено неоднозначно нашими жителями. Выступающие против этого центра высказывают обеспокоенность тем, что при строительстве может пострадать часть исторической застройки Уфы и ее старейший храм – Покровская церковь. Кроме того, высказывается мнение, что в светской стране не может быть территорий, где религиозные каноны доминировали бы над светскими нормами. Каким будет Ваш комментарий по этому вопросу, учитывая, что во многих европейских городах образовались целые кварталы, заселенные выходцами из Ближнего Востока и коренные европейцы этим сильно обеспокоены, так как данные территории, как правило, самые бедные, имеют высокий уровень преступности, а их обитатели не желают европеизироваться?


В.В.Гайдук: - Считаю, что подобные решения должны быть взвешены. И если в обществе возникает непонимание, то нельзя что-то делать наперекор общественному мнению. А о последствиях нужно думать в первую очередь. Большое значение в этом вопросе оказывает ещё два факта. Это, прежде всего, роль СМИ, которые должны формировать положительный образ межнационального, межконфессионального сотрудничества в обществе. Люди должны понимать и видеть это в СМИ, что другие граждане, живущие с ними на одной площадке, гуляющие с ними в парке, но принадлежащие другой религии или национальности, такие же как и они. Они не угроза – они часть нашего общества.

И второе - это инновации. Почему-то принято считать, что если вопрос касается религии или этничности, то это обязательно что-то древнее. Ничего подобного. Религия, транслируемая в социуме, должна быть коммуникатором, объединяющим фактором, с инновационными, современными проектами. Это не значит, что религиозные проповеди нужно превращать в цирк, но и отпугивать людей тоже не нужно.

М.Х. Марданов: - По поясу стабильности ситуация неутешительная. Американцы разбивают его целенаправленно. А взаимодействия с ОДКБ из стран центрально-азиатского региона уже явно недостаточно. Поэтому России на фоне политики выстраивания дипломатических взаимоотношений нужно сотрудничать с Китаем и Турцией. Кстати, Турция серьезно заинтересована в сотрудничестве, так как курды на границе с ними держат оборону от "ИГ". Этот вопрос важно рассмотреть дополнительно на будущих саммитах ШОС-БРИКС.

Вызовы современного экстремизма


Российское общество политологов

Комментарии пользователей (1)

Фото юзера FrancisStori
FrancisStori 22.09.2017
Клиентские базы данных для продажи Ваших товаров и услуг. Закажите бесплатную демоверсию на странице http://suo.im/h3Nm2
Ваш аватар
Вы вошли как Гость   
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера