» » Павел Цыганков: О французской геополитической школе

Павел Цыганков: О французской геополитической школе

Павел Цыганков: О французской геополитической школеОбычно под геополитикой (греч. γη — земля + πολιτική — государственные или общественные дела) понимают науку о контроле над территорией, а также о закономерностях распределения и перераспределения политических сфер влияния различных стран и межгосударственных объединений. Однако многие политологи отмечают национальный колорит геополитической традиции. Особенно это видно на примере Франции. По этой проблематике и дал интервью Павел Цыганков, эксперт Московского городского регионального отделения Российского общества политологов, доктор философских наук, профессор факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

- Павел Афанасьевич, в этом году вышла Ваша новая монография «Политическая динамика современного мира: теория и практика», где, в том числе, были рассмотрены проблемы геополитики Франции. Что Вы можете рассказать об истоках французской геополитической школы?


- Можно сказать, что эти истоки имеют четыре взаимосвязанных аспекта или стороны: во-первых, географическое положение страны (которое при всех изменениях политической карты Европы и мира в целом остается относительно постоянной величиной); во-вторых, ее политическая история, связанная с изменениями международной среды и выбором внешнеполитических стратегий (восприятие угроз, определение союзников и противников, мобилизация ресурсов…); в-третьих, идейно-ценностные установки, лежащие в основе национальной идентичности (эволюции и трансформации в данной области, конечно, существенны, однако, нельзя отрицать и устойчивость в ряде ее черт); наконец, в-четвертых, теоретические и, в более широком плане, интеллектуальные основы, связанные с осмыслением вышеотмеченных аспектов и проявляющие себя в конкурирующих концепциях и подходах, совокупность которых составляет особенности французской национальной геополитической школы.

- Интересно, а в чём заключаются специфические черты французской геополитической школы. И чем она отличается, от других научных геополитических традиций?


- Как подметил один из влиятельных французских международников Филипп Моро Дефарж, основная особенность французской внешней политики состоит в свойственном ей колебании между рационально-прагматическим и эмоциональным, ценностно-идеологическим подходом к международным делам. И если до Второй мировой войны эти подходы чередовались, в зависимости от состояния внешней среды и ресурсного потенциала страны, то со второй половины ХХ-го века они сосуществуют, придавая двойственное, противоречивое, в известной степени парадоксальное своеобразие национальной школе геополитики.

В содержательном плане французскую геополитику отличают активизм, релятивизм, критическое отношение к этатизму. В этом плане ее можно считать одним из истоков так называемой «новой геополитики».

- Отдельные представители научной геополитики Франции отрицали решающее влияние природных, географических факторов на политические процессы. Можете ли Вы прокомментировать возможные причины такой позиции?


- Действительно, французские геополитологи критически относятся к географическому детерминизму, свойственному, например, немецкой геополитической школе. Это касается не только отдельных представителей, но и в целом мэйнстрима французской геополитики. Отрицание французами «естественности и неизбежности» противостояния между морскими и сухопутными державами (на чем настаивают немецкая, британская и американская школы), рассмотрение пространства и границ как факторов не столько конфликтогенных, сколько побуждающих к взаимодействию, имеет исторические корни. Они связаны, в частности, с интеграцией в лоно французского государства и общества Эльзаса и Лотарингии – французского региона, остававшегося долгое время предметом притязаний Франции и Германии. Неоднократный переход этого приграничного региона от одной из этих стран к другой сформировал здесь устойчивый партикуляризм, который не мог быть преодолен на пути насильственной ассимиляции населения, а требовал более «тонких» подходов, основанных на историческом прошлом, использовании экономической, языковой, религиозной политики.

Одновременно требовалось и выстраивание мирных, желательно добрососедских и кооперативных отношений с Германией. Все это диктовало отношение к территориальным факторам политики, выдвигая на передний план вопросы коммуникации, организации локальных пространств, аспекты цивилизационного свойства.

- Павел Афанасьевич, как Вы оцениваете уровень институционализации современной французской геополитической школы? Какие научные центры во Франции занимаются геополитическими исследованиями?


- В сегодняшней Франции насчитывается не менее трех десятков центров, лабораторий, институтов, обсерваторий, академий и школ геополитики. Геополитические исследования ведутся в ИФРИ – Французском институте международных отношений, в Высшей школе практических исследований, в Центре Фукидида университета Париж-2… Иначе говоря, уровень институализации геополитических изысканий во Франции достаточно высок, интерес к ним не ослабевает, а, напротив, продолжает расти.

- Как представители французской геополитической традиции оценивают современные взаимоотношения России и Евросоюза? И насколько они разнятся в своих оценках по этому поводу?


- Если говорить совсем коротко, то в оценке отношений ЕС и России могут быть выделены три направления. Одно из них исходит из идеологизированных позиций. Настаивая на несовместимости и даже антагонизме «универсальных» ценностей Евросоюза с «антидемократическими», «авторитарными» ориентациями России на модель сильного государства, его представители утверждают о невозможности подлинного сотрудничества между РФ и ЕС.

Сторонники второго, рационально-прагматического подхода считают, что реальная экономическая взаимозависимость диктует необходимость сотрудничества между Евросоюзом и Россией, однако, оно может и должно оставаться ограниченным, касаясь, главным образом, экономики и энергетики.

Наконец, третья группа призывает к подлинно партнерским, кооперативным отношениям с Россией, включающим сферу безопасности, с учетом российских интересов и уважения ее приоритетов. К сожалению, сегодня преобладающим влиянием пользуется первый из указанных подходов, тогда как третий, по сути, остается маргинальным.

Сергей Федорченко

Комментарии пользователей (1)

Фото юзера Сталкер
Сталкер 20.09.2014
Получается, что среди французских учёных был близок к географическому детерминизму лишь Монтескьё.
Ваш аватар
Вы вошли как Гость   
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера